Опубликованы новые сборники воспоминаний о Холокосте на территории Украины

К 75-летию окончания Холокоста (Катастрофы, Шоа) и Великой Победы над нацизмом во Второй мировой войне в Европе д-р Борис Забарко, переживший Холокост в Шаргородском гетто (Винницкая область), председатель Всеукраинской Ассоциации евреев — бывших узников гетто и нацистских концлагерей, руководитель научно-просветительского Центра «Память Катастрофы», подготовил и издал для западного мира на английском и немецком языках новые книги воспоминаний жертв последнего поколения тех, кому удалось чудом выжить на оккупированной нацистами территории Украины в 1941-1944 гг. и для кого вся жизнь была борьбой с последствиями Катастрофы: двухтомник «Life in the Shadow of Death: Recent memories about of the Holocaust in Ukraine Testimonies and Documents». – Vol. 1-2. - Melitopol, 2019. - 1242 p. («Жизнь в тени смерти. Последние воспоминания о Холокосте в Украине. Свидетельства и документы». Кн. 1-2. – Мелитополь, 2019 – 1242 с.) и совместно с немецкими коллегами и друзьями из Кельна Маргрет и Вернером Мюллер фундаментальную книгу «Leben und Tod in der Epoche des Holocaust in der Ukraine. Zeugnisse von Überlebenden». – Berlin, 2019, - 1100 S. («Жизнь и смерть в эпоху Холокоста в Украине. Свидетельства выживших» - Берлин, 2019 – 1100 с.) 

 В новых книгах воспоминания свидетелей Холокоста, извлеченные и переведенные из 6 томов серии «Холокост в Украине. 1941-1944»: «Живыми остались только мы». Киев, 1999/2000 - 578 с.; «Жизнь и смерть в эпоху Холокоста. Свидетельства и документы». Книги 1-3. Киев, 2006 – 2008 – 1855 с.; «Мы хотели жить. Свидетельства и документы». – Книги.1-2, Киев, 2013-2014 - 1384с., охватывают всю территорию Украины, все зоны оккупации (Рейхскомиссариат «Украина», «дистрикт Галиция», т. н. военная зона, Транснистрия, Закарпатье и Крым) и расположены в хронологическом порядке.

Из воспоминаний Юлии Пензюр-Векслер (1936 г.), детство которой после расстрела всей ее семьи прошло в маленьком селе Тырловка Винницкой области, "на чердаках, в оврагах, в ямах, в заброшенной часовне за селом, среди кустарников и могил сельского кладбища":

"Прошлое застыло во мне. Я с ним не расстаюсь. Потому что у меня есть свой Бабий Яр. Он был в моем детстве, он останется со мной до конца моих дней. Своим детям я завещаю, чтобы помнили… Все, что я могу сделать для сохранения памяти о своих погибших родных — это рассказать о них, повторить их имена в своих детях и внуках. Моя семья, мои родные — это биография всего еврейского народа. Все это очень трагично, потому что прошло через войну, геноцид и антисемитизм. Об этом надо помнить - «это наша с тобой биография»". (Leben und Tod in der Epoche des Holocaust in der Ukraine. - S.413-416).

Лидия Слипченко (1915 г.), чудом спасшаяся в Одессе и окрестных селах, заканчивает свои воспоминания "Правда о неправдоподобном" словами:

"Порой, мне думается, что то, что я описала здесь "кровью своего сердца", может показаться читателю давно известным, надоевшим. А потом я успокаиваю себя тем, что есть темы в истории страны и народа, которые останутся всегда незабываемыми. К ним надо возвращаться снова и снова, хотя бы для того, чтобы свершившееся никогда больше не повторялось. Ведь возвращаются же все время к теме войны, во время которой на полях битвы гибли миллионы людей. В моем случае не было битвы в полном понимании этого слова, скорее, это была бойня, нечто страшное и одновременно унизительное, что навсегда отпечаталось в моей памяти и оттиснулось в душе. Мне кажется, что, если я выскажу это, передам людям, то частично сброшу страшный груз воспоминаний, который несла столько лет и от которого, может быть, хоть немного избавлюсь к концу своей жизни" (Leben und Tod in der Epoche des Holocaust in der Ukraine. - S.809-810; Life in the Shadow of Death». – Vol. 1. –P. 96-97).

Йосеф Рецептор (1904 г.), рассказывая о трагедии в Луцке, в котором нацисты и их пособники 20-23 августа 1942 г. расстреляли его семью и 17 500 евреев, отмечал:

"Кто изложит их ужасную трагедию в словах? … Кто напомнит миру о великой несправедливости и потерях, которые мы, евреи, понесли, чтобы удовлетворить чудовище гитлеровской Германии? Кто напомнит миру, что не только германские палачи и их помощники были ответственны за нашу великую катастрофу – они осуществляли убийства, – но и лидеры государств и религиозные деятели, которые знали, что невинные люди погибали, и не подняли свой голос протеста, который мог уменьшить количество жертв. И кто напомнит миру, что глубоко укоренившийся и все еще спокойно воспринимаемый антисемитизм, ненависть к евреям, поколениями вели к погромам и массовым убийствам? Пока мы живы, это останется нашим священным долгом. Мы должны передать этот долг нашим детям, чтобы эта память передавалась из поколения в поколение. Это было бы самое большое желание наших мучеников в тот момент, когда они проливали свою кровь и теряли жизни. (Leben und Tod in der Epoche des Holocaust in der Ukraine . - S.124-125; Life in the Shadow of Death». – Vol. 1. –P. 96-97).

Они хотят оставить свидетельские показания, выступая от имени тех, кто остались немыми жертвами. Стремление сохранить память о минувшем – это еще акт сопротивления современным антисемитам, неонацистам и ревизионистам Холокоста, которые, отрицая и искажая память жертв Катастрофы, пытаются игнорировать неопровержимый и доказанный факт его существования. Важность и ценность этих воспоминаний растёт с каждым днем. Ведь скоро у нас уже не будет возможности общаться с живыми свидетелями того времени, знания которых могут помочь в заполнении все ещё существующих пробелов недалекой истории. А там, где на месте фактов - пустошь, там застывает мысль, и открываются лазейки для нечистых домыслов, для искажений и фальсификации. К сожалению, наблюдается закономерность: чем меньше остаётся очевидцев и жертв Холокоста, тем больше возникают его отрицателей. Свидетельские показания жертв нацизма (в ситуации, когда уничтожены следы преступлений и свидетели, отсутствуют правдивые документальные материалы и закрыты ещё многие архивные фонды, относящиеся к Катастрофе) - незаменимый источник. И никакие архивы, фильмы или книги по истории не могут передать их мучительного опыта столь эффективно, как их личные рассказы.

«Именно их душераздирающие воспоминания и истории, - подчеркивал президент Израиля Шимон Перес, - являются залогом того, что никто не сможет исказить историю, не сможет отрицать правду о Катастрофе. Голоса выживших сохраняют живую память о жертвах Холокоста и не позволят стереть из истории темные страницы прошлого. Голоса уцелевших в Холокосте объединяют наш коллективный разум. Именно благодаря им мы помним невинных жертв. Их истории помогают нам помнить. И никогда не забывать. Ни сегодня, ни впредь». Такая информация получает особое значение в свете опасности, исходящей от всё более множащейся неонацистской, антисемитской литературы, направленной на приуменьшение Катастрофы и даже полное ее отрицание, на обеление национал-социализма и антисемитизма от их вины и ответственности за геноцид еврейского народа. Чтобы развеять недоверие к Холокосту, который является проявлением и усилением антисемитизма и связанного с ним предубеждения, и оскорблением жертв и их потомков - необходимы веские доказательства и, в первую очередь, свидетельства и воспоминания очевидцев и участников происходивших событий.

Елена Щербова (1930 г.), чудом выжившая в аду гетто и Дробицкого яра (Харьков), отмечает:

«То, что реально происходило, могут знать и рассказать только очевидцы. Нормальный человек не может даже представить себе до чего может дойти зверство человеческое, имя которому фашизм».

Хотя эти книги написаны евреями, они не только для еврейских читателей. Эти воспоминания представляют собой прямой вызов любой расовой, религиозной и этнической ненависти – прошлой и настоящей, показывая, что происходит, когда нарушаются права человека и никто не поднимает голос в его защиту. Книги не зовут к мести и ненависти. ("Ненависть унизительна, а возмездие позорно. Они сами по себе греховны" - Эли Визель). Они (воспоминания и память) предостерегают и проповедуют надежду. Иначе, может быть, не было бы этих книг, которые, мы надеемся, будут вмурованными в общее здание человеческой истории.

Фотографии: 
Документы: