Поездка в Освенцим

Историческая мастерская активно поддерживает и организует образовательные мероприятия для молодежи по культуре памяти о самой страшной войне ХХ века. Так 10-16 декабря в гг. Освенцим и Варшава (Польша) был организован первый семинар в рамках проекта «Культуры памяти о Второй Мировой войне и Холокосте: Польша, Беларусь, Германия”*.

Молодые участники из трех стран во время многочисленных дискуссий в Доме встреч молодежи в Освенциме обсудили проблемы теории культуры памяти, современной политики памяти в Польше, особенные для этой страны темы, а также посетили знаковые места, связанные с темой: обе части бывшего концентрационного лагеря Аушвиц (Освенцим), музей Варшавского восстания, музей истории польских евреев Полин, Еврейский исторический институт (Варшава).

Несмотря на языковой барьер участники семинара очень сдружились и уже готовятся к следующей встрече. Очередной семинар пройдет в мае в Минске, где представители трех стран обсудят уже культуру памяти в Беларуси, посетят памятные места, связанные с темой Минского гетто, Малого Тростенца, а также Музей еврейского сопротивления в Новогрудке. Данный проект должен завершиться в октябре семинаром в Дахау (Германии). В результате дискуссий выйдет издание, посвященное перекресткам памяти трех стран, с которым сможет познакомиться широкая общественность.

А пока дадим возможность поделится некоторыми впечатлениями о поездке участникам с белорусской стороны:

День второй, 11.12

«Дорога сюда заняла около 20 часов, но силы откуда-то берутся неимоверные. Хочется слушать, смотреть, правда, говорить мешает языковой барьер, но иногда слова совсем не нужны для того, чтобы услышать то, что говорит рядом с тобой сидящий. Иногда слова можно почувствовать.

В сегодняшнем дне меня больше всего запомнилась лекция Петра Сеткевича. Его тема затрагивала планы немецких военных во время оккупации Польши. Пётр в мельчайших подробностях рассказал нам, как немецкие военные планировали перестроить Освенцим. Множество фотографий, планов зданий показали нам, как должен был выглядеть Освенцим или Аушвиц после полной реконструкции.

Почему меня поразило именно это? Для меня это удивительно, потому что я не могу понять, можно быть настолько уверенными в себе, чувствовать себя хозяевами на чужой земле, чтобы строить настолько долгосрочные планы. Планировалось построить рынок и назвать его в честь Адольфа Гитлера, планировалось построить развлекательные центры для немецких офицеров, магазины, в которые бы семьи переехавших в Освенцим немецких военных могли ходить за продуктами и другими нужными вещами. И планы бараков для узников… Всё это произвело на меня очень сильное впечатление».

Валерия Макаренко, Ольга Лисюк

День третий, 12.12

«Третий день – это основная программа: Аушвитц І, лагерь смерти. В первый раз потрясает до глубины души – и кажется, впечатление такое же сильное при каждом новом посещении. Ряды кирпичных двухэтажных бараков поначалу не выглядят такими уж страшными: обычные деревянные окна, мансарды, печные трубы. Такие дома могли бы стоять где-то в пригороде Минска и вмещать по шесть-восемь квартир. Но в каждом из бараков было не меньше тысячи человек, и только 1% из всех прибывших тысяч смог покинуть это место – и это ещё не самое жуткое осознание того, что такое Аушвитц.

А Аушвитц – это 40 кг очков, снятых с приехавших узников. Каждая пара – 2-3 грамма, каждая пара – это один человек. И это только часть найденных доказательств нацистских преступлений. То, что они не успели уничтожить при отступлении.

Аушвитц – это физический контакт с прошлым. Контакт, от которого физически больно. Ступая по бетонному полу «малого крематория» (всего-то 340-350 тел за день – это то, что нацисты назвали «малым» по сравнению с объёмами чудовищного конвейера), ты ступаешь так же, как делали это узники и их надзиратели. Ветер на площадке для досмотров продувает тебя так же, как более 70 лет назад пробирал он людей, вынужденных 19 часов стоять по стойке «смирно» и ждать, пока им позволено будет вернуться в переполненный барак.

Аушвитц – это о наследии всего человечества. В ванной комнате, где немногим больше двух десятков кранов предназначались для 15000-18000 человек, на стенах нарисованы симпатичные умывающиеся котята: нацисты были «как цивилизованные люди» и хотели украсить то, что положено быть украшенным. Они были «как цивилизованные люди» и организовали суд для преступников лагеря – суд, который не опирался на доказательства, не имел адвокатов и прокуроров. «Цивилизованные люди» построили больницу, в которой никого и никогда не собирались лечить, быть может только искали способ убивать эффективнее. Всё это сделали не звери, жаждущие крови невинных, а образованные воспитанные люди, которые хорошо делали свою работу. И которые улыбались, делая свою работу.

В ходе дискуссии после экскурсии мы подняли и другие важные вопросы: Что мы должны делать сейчас, чтобы такое не повторилось? Образование и развлечение: где граница? Что такое уважение к жертвам и кому можно шутить об Аушвитце? Почему Союзники знали про лагерь, но позволили нацистам дальше строить и расширять «фабрику смерти»?»

Александра Дударчик, Елизавета Лысенко

День четвертый, 13.12

«Наше посещение концентрационного лагеря Аушвиц-Биркенау произвело на меня неизгладимое впечатление. Я был переполнен целой бурей эмоций, среди которых главным образом были скорбь и сочувствие, а также чувством сопереживания жертвам нацисткой машины смерти.

Та атмосфера, которая царит в этом месте с ужасающей историей, неизбежно давит на разум человека, зашедшего туда. Находясь там, осознаешь весь ужас событий, происходивших в лагере. Во-первых, это масштабы. Они поражают своей огромностью. Невероятных размеров лагерь, находящийся почти что в чистом поле, прикрытый лесом с одной стороны. Маленький город, воплощающий собой ад на земле. Несложно также представить себе бесконечный поток людей, который приезжал в лагерь без права на возвращение, а нечеловеческие условия жизни в лагере уничтожали любую надежду на это. Но тем не менее, ничто не могло сломать дух узников Биркенау окончательно. Имели место и случаи светлой искренней любви, и проявления настоящей человечности узников, хотя и осознающих неизбежность трагического конца, но не желающих сдаваться и становиться безразличными к человеческому горю. Во-вторых, поражает отношение западных стран к таким проявлениям политики нацистов. Безусловно, они имели ясное представление о событиях, имевших место быть в лагере, но не сделавших ровным счетом ничего. В результате чего множество жизней было пожертвовано в угоду нацистским политическим амбициям.

Я определенно не жалею о том, что смог посетить данное место. Я получил определенную пищу для размышлений, а также осознал в полной мере трагичность событий тех времен. Я считаю, каждый должен помнить об этой трагедии, дабы не допустить подобного в будущем».

Алексей Бородко

«Аушвиц II Биркенау поражает своими размерами и масштабами - концлагерь расположился на территории более 100 га. После недолгого рассказа об общих вещах в Биркенау экскурсовод повел нас в женские бараки. Жуткое место. При входе, даже спустя столько лет, ты цепенеешь от ужаса - земляной пол, маленькие деревянные настилы на которых помещались 12 человек! Две маленькие  печки на все бараки и ужасные гигиенические условия. Тогда там жили крысы, размером с кролика, которые просто выхватывали еду из рук узников. Экскурсовод поделилась также личными историями из жизни этих людей, живших в Биркенау. Одна из историй - о женщине, кормящей грудью сразу троих детей, меня поразила до глубины души. Даже в тех условиях, при голоде и холоде, заключенные женщины не забывали не только о своих детях, но и выхаживали других. Дальше был детский барак, на который без слез трудно смотреть. Хоть там и был кирпичный пол, туалет и умывальная, условия жизни были ничем не лучше. Затем были крематории, бани, гранитные плиты - все это говорило о происходящих на территории концлагеря трагичных событий.

После обеда была презентация польской группы о культуре памяти о Второй мировой войне в Польше. Ребята выступали с интересными докладами о фильмах, репортажах, памятниках войны. Главный вывод, которых я для себя почерпнул из их выступления для себя - Польша одна из самых пострадавших стран в Мировой войне.

После ужина мы вернулись к тематике концлагеря в Освенциме. Мы поделились на группы и на большом листе писали свои впечатления о лагере и жизни в нем. Там я написал, что лагерь являлся Царством Смерти и люди, жившие там, теряли свое право на жизнь.

Главный итог дня, который я вынес для себя - ни в коем случае это не должно повториться вновь. Сейчас, когда различные фобии поглотили Европу и национализм подымает свою жуткую гримасу, надо во чтобы то не стало не допустить развития нацизма в Беларуси. Ведь от нашего поколения зависит какой будет облик не только Беларуси, но и всего мира».

Роман Роль

День пятый, 14.12

«После поездки в Варшаву, в период которой было интересное общение, мы имели уникальную возможность посетить музей Варшавского восстания.

Атмосфера была аутентичной, даже в каком-то смысле уникальной. Экскурсия имела большую интерактивную часть с определённого рода квестовыми заданиями. Так же нельзя не отметить практически доскональное воссоздание самолёта-бомбардировщика, подземных путей коммуникаций. Пиком стало «сердце» музея, которое каждую минуту отсчитывало своим ритмом количество дней восстания».

Дмитрий Ковальчук

День шестой, 15.12

«Последний активный день поездки вышел очень насыщенным. Плохая погода не помешала выполнить всё задуманное. Первым в программе был Музей истории польских евреев Полин. Экспозиция поразила своей интерактивностью и оригинальностью оформления. Выставочные залы музея рассказывают историю евреев Польши со времён их появления на польских землях вплоть до наших дней.

Далее следовало посещение экспозиции Еврейского исторического института. Выставка для посетителей открылась совсем недавно, всего шесть недель назад. Она посвящена архиву Рингенблюма - документам, заметкам и дневникам узников Варшавского гетто. История этого архива интересна уже сама по себе. Во времена существования Варшавского гетто еврейское подполье поставило задачу как можно более полно описать жизнь в гетто, его законы, трагические события. Всего архив включал в себя около 35000 страниц. В них подробное описание всего, что происходило, свидетельства нацистских преступлений. Когда архив уже был сформирован, его документы поместили в железные коробы и замуровали в основаниях нескольких зданий в Варшаве. В 1947 году после продолжительных поисков архив был найден. Так как металлические коробы не защищали содержимое от воздействия влаги, документы находились в очень плохом состоянии. Большая группа специалистов работала для того, чтобы обработать информацию и спасти память о трагедии.

После посещения экспозиции участники трёх делегаций поблагодарили друг друга за активное участие в семинарах, обменялись памятными сувенирами и подвели итоги всей шестидневной встречи. Молодёжь трёх стран поделилась впечатлениями о посещённых выставках, актуализировали трудности, с которыми сталкивается современная культура памяти».

Валентин Драгин

*Партнеры проекта:

·          Историческая мастерская им. Леонида Левина / Минский международный образовательный центр
им. Йоханнеса Рау (Минск/Беларусь)

·          Баварский молодежный совет (Мюнхен/Германия)

·          Агенство по образованию - история, политика и средства массовой информации, e.V.  (Берлин/Германия)

·          Кафедра межкультурных исследований Центральной и Восточной Европы (Варшавский университет/Польша)

·          Кафедра дидактики истории и публичной истории (Университет Людвига-Максимилиана, Мюнхен/Германия)

·          Отдел дидактики истории (Свободный университет Берлина/Германия)

Семинар финансируется из средств Польско-Немецкого Сотрудничества Молодежи (PNWM)
в рамках грантовой программыСохранить память”.

 

Фотографии: